Археологическая карта Екатеринбурга: история о том, как на Урале нашли свой «Стоунхендж»

Игорь Пушкарев

Те, кто пользуется Екатеринбургской кольцевой автодорогой, могли, вероятно, заметить необычный указатель «Памятник Каменные палатки / Kamennye palatki» и стрелочку, указывающую куда-то в лес. Находится он на участке ЕКАД, соединяющем Пермский и Серовский тракты, неподалеку от поворота на «Ганину Яму» — храмовый комплекс на месте, где в 1918 году большевики пытались уничтожить тела семьи последнего российского императора Николая II. Каждые выходные возле указателя «Памятник Каменные палатки» паркуются десятки машин, люди устремляются по стрелке. Сегодня Znak.com и Музей истории Екатеринбурга расскажут, на что в глубине этого леса надо обратить внимание. В конце концов, это, в некотором роде, уральский аналог британского Стоунхенджа.

Изучать окрестности деревни Палкино в верховьях Исети любители древностей начали еще в XIX веке. Где-то в книжках по историографии можно даже выкопать информацию, сколько пудов (мера веса равная 16,36 кг) артефактов было вывезено отсюда. Высококлассное художественное литье древних уральских металлургов сейчас хранится в запасниках питерского «Эрмитажа» и в Лувре (Франция). Ажурные бронзовые идолы, кельты (топор-мотыга с втулкой вместо обуха, названный так в честь известного индоевропейского народа, занимавшего на рубеже эр обширные территории Западной и Центральной Европы), листовидные и многогранные наконечники копий и стрел и, кроме того, множество каменных орудий и изящно орнаментированных глиняных горшков — вот что было в тех пудах.

Игорь Пушкарев

Ровно 40 лет назад, в 1978 году, в окрестностях Палкино начала работать Валентина Викторова — кандидат исторических наук, человек, благодаря которому мы теперь многое знаем о ранней истории финно-угров (предков манси) на Урале, признанный авторитет в теории археологии. Внимание исследователя привлекла небольшая возвышенность с несколькими каменными грядами, расположенными посреди болот в пойме Исети, в полутора километрах выше по течению деревни Палкино. Называют ее то Каменные палатки, то Палкинские палатки, то просто — Остров. Последнее, как показали дальнейшие изыскания, оказалось недалеко от истины. 

Под руководством сотрудника Ботанического сада Уральского отделения РАН, палеоботаника Наты Пановой ученым удалось доказать, что в промежутке между VIII и III тысячелетиями до нашей эры на месте заболоченной долины Исети простиралось гигантское древнее озеро Романовское. Назвали его, к слову, по правому притоку Исети, речке Романовке. На ней еще в царское время нашли первое рассыпное золото на Урале. После этого безымянный приток Исети получил броское имя в честь правящей династии. По иронии судьбы, тела последних помазанников из этого рода закопали в 1918 году в болотах на другом берегу Исети. Но все это позже. В дописьменную эпоху, когда озеро было на пике своей формы, Каменные палатки действительно были островом в юго-восточной его оконечности.

Валентина ВиктороваИгорь Пушкарев

Как кажется, этому месту очень повезло с исследователем. Как сторонник внимательного, скрупулезного отношения к источнику, Викторова отказалась от распространенной методики раскопок слоями по 5-10 сантиметров. Ее группа забросила подальше лопаты и, вооружившись кисточками и скребками, 40 лет в буквальном смысле ползала на карачках по археологическому памятнику. Слои грунта снимались не сантиметрами, а миллиметрами. Тщательно фиксировалась каждая встреченная мелочь. 

В 1979 году, во время второго полевого сезона на памятнике, археологи поняли, что столкнулись с чем-то необычным. Довольно быстро пришло понимание, что они, вероятно, имеют дело с каменоломней бронзового века (конец III–II тысячелетия до нашей эры), первой такого возраста найденной на Урале. Вся история с уральскими мегалитами и гигантским каменным жилищем на острове Веры (озеро Тургояк, Челябинская область) случилась много позже. 

Схема острова Каменные палаткиИгорь ПушкаревКак «тюменский клан» на месте Екатеринбурга 3 тыс. лет назад первый город построил

«Обнаружили каменоломню не совсем обычным путем. Среди студентов-историков, проходивших археологическую практику на Острове, оказался юноша, привыкший к аккуратности в любой работе. Разбирая [встретившийся] завал камней, он начал складывать их один к одному. В итоге получилась стенка из блоков ромбовидной формы одинакового размера 30 на 30 на 40 сантиметров. Еще одна участница раскопок, студентка архитектурного института, увидев эту „стенку“, заметила, что блоки подобной формы более оптимальны при строительстве, нежели прямоугольные, так как стенка держится без всякого [скрепляющего] раствора», — вспоминала позже в сборнике «Образы и сакральное пространство древних эпох» сама Валентина Викторова.

Надо сказать, тезис о найденной гранитной каменоломне довольно долго подвергался критике как со стороны коллег-археологов, так и геологов. Однако при внимательном изучении каменоломни в последующие годы были зафиксированы следы обработки камня, не снятые или испорченные при изготовлении блоки, следы разметки на гранитных плитах и сами пилы (они тоже каменные). Многое из этого — заслуга трасолога Натальи Алексашенко, ныне научного сотрудника Кунсткамеры (Санкт-Петербург).

Игорь Пушкарев

Процесс пиления, которым обозначен процесс добычи каменных блоков в древности, таковым можно назвать только условно. Скорее, это перетирание. При помощи узких каменных плиток, поставленных ребром, песка, использовавшегося в качестве абразива, и воды в гранитных останцах протирались длинные и глубокие ложбины. Затем туда вбивались деревянные клинья распорки и снова заливалась вода. Эту часть делали уже зимой. Вода замерзала и, расширяясь, рвала камень. Сразу с гранитом такое не работает. Чтобы получить блок, пространство материнской плиты многократно замораживали и разогревали огнем.

По мнению Викторовой, добытые таким образом плиты потом служили для меновой торговли. Их использовали в качестве шлифовальных плит, терочников для размалывания орехов и зерна и по прямому назначению — в строительстве. Наконец, для перекрытия могил усопших. «Блоками среднего размера перекрывали могильную яму эпохи бронзы. Блоки меньшего размера, в сочетании с бесформенными плитками, уложенными в два „этажа“, составляли подковообразную фигуру, в которой лежали бронзовые изделия. Возможно, это был кенотаф (символическая могила без остатков усопшего), характерный для сейминско-турбинского феномена (термином определяют резкие изменения в материальной культуре Евразии на рубеже II–I тысячелетия до нашей эры)», — отмечала исследователь.

Археологический памятник Палатки I — площадка каменоломни бронзового векаИгорь Пушкарев

В 1984 году исследователи обратили внимание на еще одну группу объектов, которая прежде как-то выпадала из поля их зрения. Это поставленные на попа каменные блоки — менгиры. Точнее, поставлены они были несколько тысячелетий назад, а к концу 20 века представляли собой накренившиеся в разные стороны и почти заросшие землей малюсенькие каменные останцы. За несколько десятилетий раскопок таких менгиров нашли пять. 

Археологическая карта Екатеринбурга: таинственная «скала пляшущих человечков»

Все они были прямоугольной или трапециевидной формы, высотой около 60 см. Согласно первоначальной версии, блоки № 1 и № 2 обозначали границы каменоломни. Блок № 3 — это только заготовка менгира, по каким-то соображениям не использованная и оставшаяся на месте, где ее вытачивали. Блоки № 4 и № 5, вероятно, входили в состав некоего ритуального комплекса носителей аятской археологической культуры раннего периода бронзового века (конец III тысячелетия до н. э.).

Его площадь, по мнению исследователя, составляла около 6 квадратных метров. На площадке размещались каменный ящик с заклиненным посредине каменным артефактом шарообразной в верхней своей части формы. Некий столб, возможно, остатки деревянного идола и небольшой площадки, ограниченной канавой, заполненной углем и золой. «Ритуал, производимый на святилище, несомненно связан с огнем: огонь разводился и долго горел рядом с ящиком, заклиненный в нем артефакт мог ассоциироваться солнцем», — высказала в 2004 году предположение Викторова в книге «Культовые памятники горно-лесного Зауралья». 

Следы каменоломни XIX векаИгорь Пушкарев

Также было замечено, что менгиры, установленные на памятнике, ориентированы по линии восток-запад — линии движения Солнца по небосклону. Спустя еще десятилетие исследований археолог выдвинула не лишенное некоторого смысла предположение, что на найденной ритуальной площадке производились действия, приуроченные к значимым астрономическим явлениям. Прежде всего, к восходу и закату Солнца.

Именно это и сближает уральский объект с британским Стоунхенджем, положение камней в котором также связано с астрономическими явлениями. Оба они, как кажется, отражают космогонические представления древних людей. Какие конкретно — эту загадку предстоит решать уже следующим поколениям исследователей.

Источник: znak.com

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.