«Чёрный день» в истории спецназа ГРУ: роковой бой у села Харсеной

21 февраля 2000-го года на безымянной высоте у села Харсеной развернулось роковое сражение, в ходе которого российский спецназ ГРУ понёс тяжелейшие потери за всё время своего существования.

Рано утром 7 августа 1999 года полтысячи ваххабитов Шамиля Басаева и Хаттаба вторглись на территорию Дагестана, с этого трагического события началась Вторая чеченская кампания. В ответ российская армия начала контртеррористическую операцию на территории Чечни. Уже к концу года равнинные районы республики были полностью очищены от бандформирований, однако впереди было самое сложное – зачистка горных областей.

В самом начале 2000-го года генерал Владимир Шаманов повёл 58-ю армию в наступление на Харсеной. В феврале продвижение войск сильно замедлилось из-за сильных снегопадов. Тяжёлая техника медленно ползла по склонам гор и вязла в грязи, что делало колонну лёгкой целью для засад боевиков. Из состава 2-й отдельной бригады спецназа ГРУ было сформировано сразу пять разведывательных групп общей численностью  150 бойцов, которые двигались веером перед колонной, обеспечивая безопасность мотострелков.

 wikipedia.org

На начальном этапе группы двигались на расстоянии всего нескольких километров от основных сил и шли налегке, пополняя запасы непосредственно от колонны. Однако на подходе к Харсеною стало ясно, что сложная местность не позволит разведке двигаться прежним темпом, им предстояло совершить пятидневный полностью автономный марш-бросок к селу.

Мотострелки позже расскажут, что разведчики готовились основательно. Так как идти предстояло по пояс в рыхлом снегу, бойцы оставили в колонне всё лишнее. Вместо продуктов и воды они брали боеприпасы, а самое главное – запасные батареи для раций, которые быстро разряжались на холоде. Дело осложнилось тем, что командование приписало к разведчикам группу мотострелков, среди которых были артнаводчики и авианаводчики, всего 7 бойцов, которые значительно уступали в подготовке бойцам ГРУ.

Как вспоминал участник марш-броска, старший сержант Антон Филиппов, все пять дней группы шли в сложнейших условиях. Из сил выбились сами разведчики, не говоря уж о приписанных мотострелках, которые в кровь стёрли ноги и получили обморожения.

Тем не менее, 20 февраля все три группы вышли к Харсеною. Там разведчики встретились со спецназом Минюста из отряда «Тайфун». Группа уже три недели была у Харсеноя, но не заходила в село, а встала лагерем на одной из высот. Спецназ вёл охоту за боевиками, которые скрывались в регионе и регулярно обстреливали российские вертолёты. Возглавлял группу Майор Николай Евтух.

 mil.ru

Вышедшие к Харсеною разведчики были сильно изнеможены, среди них было много заболевших, как позже вспоминал офицер. По его мнению, в тех условиях автономные походы не должны были длиться дольше трёх суток, разведчики же шли по скалистым горам все пять. Спецназовцы поделились с товарищами скудным провиантом и отправились в свой лагерь.

Из трёх радиостанций в рабочем состоянии оставалась только одна. По ней от командования был получен приказ встать лагерем на ночь, а утром уже должны были подойти мотострелки.

Три передовых группы расположились на одном склоне. Командиры приняли решение не подниматься на вершину, а занять небольшое плато, с которого просматривалось само село и подходы к нему. Две фланговые группы остались в тылу, в часе перехода.

Утром состоялся очередной сеанс связи с колонной и было получено подтверждение, что в течение часа разведчиков сменят мотострелки. Но к назначенному времени смена не прибыла, однако поводов для беспокойства не было – из лагеря разведчиков было слышно, как рядом ревут двигатели БМП мотострелков. Бойцы неспешно собирали вещи и, несмотря на усталость, были в приподнятом настроении – после этого выхода многие отправлялись из Чечни домой.

Однако в обед случилось непредвиденное – с вершины горы по лагерю был открыт огонь сразу из нескольких гранатомётов. Многие разведчики, сидевшие возле костров, получили осколочные ранения, но успели сориентироваться и организовать оборону.

Тем временем боевики открыли огонь из пулемётов и автоматов, не давая разведчикам возможности перегруппироваться. Уже в самом начале боя выстрелом была уничтожена единственная рабочая радиостанция и возможности вызвать помощь не было. Да это и не требовалось, звуки начавшегося боя были отлично слышны и мотострелкам 58-й армии, и в лагере спецназовцев «Тайфуна».

Последние были ближе всего к разведчикам, их отделяло от места боя всего 800 метров, но в горной местности на преодоление этого расстояния майору Евтуху и его бойцам потребовалось два часа. Ещё дольше добирались мотострелки со своей тяжёлой техникой. Оборона же разведчиков продержалась только полчаса.

Из 37 бойцов выжили только двое. Старший сержант Филиппов в начале боя получил ранение в ногу – осколок попал в каблук сапога, но силой удара выбило сустав. Позже ещё один осколок попал в лицо, что и спасло бойца – боевики приняли залитого кровью разведчика за мёртвого. Ещё один солдат, из мотострелков, получил три пулевых ранения и скатился по склону горы. Там его и обнаружила группа Евтуха. Остальных раненых боевики добили после окончания боя.

 wikipedia.org

Интересно, что после того, как о случившемся стало известно СМИ, в прессе появились сообщения, что разведчики уничтожили в ходе боя более 70 ваххабитов. Однако военные эти данные опровергли, отметив, что если погибших было 70, то вся группа боевиков должна была насчитывать 150-200 человек. Такой крупный отряд просто не мог оставаться незамеченным, потому как регион к тому времени несколько недель прочёсывался «Тайфуном».

Позже майор Евтух со своими бойцами обнаружил брошенную стоянку боевиков, на которой отдыхало не боле дюжины ваххабитов. Кроме того, сержант Филиппов отмечал, что среди нападавших явно были и жители Харсеноя. Таким образом, силы боевиков и разведчиков были примерно равны.

Причиной трагедии военные назвали грубые ошибки командования. Разведчики не только были в походе восемь суток, пять из которых они шли автономно, но им в нагрузку дали группу мотострелков, которых потом бойцам пришлось буквально нести на себе. Действия же непосредственных командиров групп в сложившейся ситуации были оценены положительно, позже всем троим посмертно присвоили звание Героев России.

21 февраля 2000-го стало «чёрным днём» для всего российского спецназа ГРУ, стольких бойцов подразделение не потеряло за две кампании в Чечне вместе взятых.

Читайте iReactor в Яндексе

Автор: Арсений Гурский

mil.ru

#россия
#история
#армия россии

Источник: inforeactor.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.